Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:58 

Романтика большой дороги, пролог и части 1-8

Гексаниэль
Демон всяческой заразы. От простуды до проказы, по отдельности и сразу. Принимаются заказы))
Автор: Гексаниэль
Фэндом: «Сумерки», «Воины света», «Блэйд»
Персонажи: Джеймс/Виктория, Лоран
Рейтинг: PG-13
Тип: гет
Жанры: Фантастика, Повседневность, ER (Established Relationship)
Предупреждения: OOC, периодически Обоснуй и Логика.
Размер: мини. Ну, я думаю.

Описание:
Обычная жизнь обычных монстров. Бюрократические препоны, рабочие моменты, мелкие радости жизни. И за все надо платить. В общем, все как у людей.

Посвящение:
Лилибет Сонар, моему бесценному информатору.
Ну и всем, кто читал Сумерки и жаждет обоснуя!))

Публикация на других ресурсах:
Только с моего разрешения.

Примечания автора:
Я не знаю, что из этого получится, как и куда меня завернет, чем все закончится и как все это в конце будет выглядеть. Просто пишу, потому что не могу не поделиться тем, что творится в моей голове. Девиз фанфика - "Как нам вставило, боже! Чтоб вам вставило тоже!"

Пролог. Ви-Мед.
Вывеска клиники "Ви-мед" ночами сияла и переливалась так, что, кажется, можно было разглядеть за три квартала; днем же, когда иллюминацию отключали, у дверей вставала девушка в бело-зеленом костюмчике - фирменных цветах клиники - с листовками в руках. Был уже вечер, и рабочий день почти заканчивался, но девчонка упрямо стояла, сжимая несколько бумажек, оставшихся от толстой стопки.
- Смотри-ка, сегодня та же, что и в прошлый раз, - заметила рыжеволосая женщина, обращаясь к своему спутнику, красивому негру, чем-то похожему на древнего шамана.
- Присматриваешься?
- К чему? - фыркнула рыжая, движением головы отбрасывая волосы назад. - Смотреть не на что, крови на один зуб, даже если забыть о неприкосновенности работников Корпорации.
Вообще-то, девчушка была очаровательна - совсем юная, хрупкая, с большими карими глазами и чуть крупноватыми передними зубками, как у мультяшного бельчонка; ярко-рыжие волосы, собранные в два высоких хвостика, сходство только усиливали.
Но Викторию и Лорана человеческие женщины интересовали исключительно в гастрономическом смысле, а в качестве еды это чудо им не подходило.
И дело было даже не в особенностях телосложения или слишком бледной для здорового человека коже. Всем смертным работникам раз в месяц проводилась вакцинация. Возможно, она действительно от чего-то помогала, но основное ее назначение было не в повышении иммунитета: сверхстойкие меченые антитела, вводимые при инъекции, издавали мерзкий, просто отвратительный запах, который даже самому голодному вампиру способен отбить аппетит, - и при этом оставались совершенно безвредны для носителя.
Корпорация заботилась о своих.
Вампиры переглянулись - не умея читать мысли, они знали, что думают об одном и том же. Корпорация заботилась о своих, а им сейчас придется с нею драться...
К "бельчонку" они все-таки подошли - и с интересом пробежали глазами по листовкам.
- У нас в клинике вы можете пройти полное обследование... - затараторила обрадованная девушка, и неупокоенные поспешили ретироваться, завернув в ближайшую подворотню.
- Хоть бы что-нибудь новенькое придумали, - негр выразительно закатил глаза. - Вот спорим, этот несчастный текст у них три года не меняется?
- Не спорим, верю. В бумажке, кстати, тоже ничего нового, - вздохнула Виктория, поправив белоснежную меховую накидку. - Жаль, я-то хотела Джеймса повеселить... помнишь, когда у них только появился забор крови без иголок, как мы ржали? Он еще сказал, что это "защита от жуликов", а то наши повадились в медработники...
Оба прыснули. Да, было такое... еще про вакуумные пробирки тогда припомнили, мол, здорово придумано, а то над обычными сидишь и страдаешь - так и щекочут ноздри ароматы разных комбинаций групп и резусов, хоть коктейли мешай, какая тут работа?..
- Кто бы нас повеселил... Джеймс обновил права, прошел техосмотр да и отправился прямиком на гонки грузовиков...
- ...откатает новые шины, потом прилепится к другим участникам, будет сидеть вместе со всеми и делать вид, что тоже пьет пиво, а как начнут расходиться - выждет момент и закусит гонщиком... - в ее голосе прорезались мечтательные нотки. За эту незамысловатую радость легкой охоты гонки грузовиков обожали все трое, хотя участвовал в них(с огромным, кстати, удовольствием) только Джеймс. У них даже традиция была - отмечать походом на гонки каждое обновление прав; иногда даже получалось сходить втроем, и уж для такого события не жаль было на недельку-другую оттянуть экзамен или техосмотр.
Лужи чавкали под кроссовками Лорана, брызгали во все стороны от каблуков Виктории. Упыри обогнули здание и подошли к неприметной двери с надписью "Ви-мед. Склад." и кодовым замком.

Часть 1. Корпорация.
В здании они разделились - Лоран отправился выбивать разрешения на охоту(с таким видом, словно готовился один на один биться с динозавром - в сущности, почти так оно и было), а Виктория поспешила к отделу экспортных поставок.
Здесь особых сложностей не намечалось. Конторские крысы, хоть и смотрели на курьеров-контрактеров с легким презрением, отношение свое не выказывали. Ну, по крайней мере, старались. А дежуривший сегодня Винсенто и вовсе был само очарование, всячески демонстрируя, что Виктория ему симпатична. Как, впрочем, и девяносто процентов всех женщин, трудящихся в стенах Корпорации и вне ее.
- Так, десять ящиков солнечной воды...
- Двенадцать, Винсенто. Это не ноль с хвостиком, а двойка. Читай внимательно, - вампирша развалилась в кресле, заложив руки за голову, и ожидала, пока служащий разберет петли размашистого почерка Джеймса.
Ужасные каракули "робингудов", - именно так на жаргоне назывались ребята, заключающие контракты на поставку медикаментов то с самой Корпорацией, то с каким-нибудь из кланов, ни к кому, по сути, не привязанные, - давно стали притчей во языцех. Ну что ж поделать, гротескно растянутые или, напротив, микроскопические буквы были своеобразной местью романтиков большой дороги тем, кто кидал на них презрительные взгляды, укрываясь под крылом сильной организации, и сох на животной да донорской крови, забыв об охоте.
- ...тестостерона концентрат - сколько-сколько?! Ну и гиганты живут в провинциях...
Знал бы ты, сколько еще я сегодня закуплю, натянуто улыбнулась Виктория и закинула ногу на ногу - вампир оторвался от бумаг, проследил ее движение, маслено сверкнул глазами.
- Переезжай в лес. Знаешь, природа, сосны, воздух свежий. Ну, и скука смертная... Глядишь, и не того захочешь.
- Еще чего! Знай, сверчок, свой шесток, говорят люди, и я с ними полностью согласен, - Винс нашарил на столе пакет, ловко сдернул зубами клапан, сделал глоток. - Вот сколько раз я тебе предлагал: бросай своего ищейку, переходи к нам под крылышко - стабильный заработок, спокойная жизнь, никакой головной боли с лицензиями и вместе с тем всегда под рукой донорская кровь. Так нет же!
"Скоро перейду, Винс. Ой как скоро. На разных этажах обитать будем. Можешь даже навещать меня, если только тебе пропуск дадут - хотя сомневаюсь что-то, ты же не ученый, даже не лаборант, так - крыска застольная."
Настроение моментально испортилось. Не хотелось ни слушать этого разжиревшего комара, ни говорить с ним. Ничего не хотелось. Только скорее закончить и выйти из душного, пропитанного ржавым запахом крови кабинета - вечная ночь, вы что, не чувствуете, что воздух вокруг вас скоро превратится в кисель?!
На лестничной клетке было свежее. Виктория глубоко вдохнула пару раз, захлебываясь. Мертвецам иногда очень нужен свежий воздух, плевать, что у них атрофированы легкие, плевать, что в иных городах и воздуха-то не осталось. Какой-то странный заворот психики.
- Ты здесь, - Лоран был взвинчен и зол и, вопреки обычному, даже не пытался это скрыть. - Надеюсь, у тебя дела прошли лучше.
- Не дала?
- Разумеется, нет! "Лицензии выдаются или не выдаются в соответствии с уровнем КПД; надеюсь, вы еще не забыли, что это такое", - зло передразнил он красотку в элегантном костюме, девицу лет ста от роду, что не глядя подмахивала бумаги одним и обрекала других на строгий пост. - У нее-то самой этот самый КПД, небось, меньше, чем у коврика... Тьфу, слушать противно. Да если бы не мы, разве штатные курьеры поехали бы в глухомань к вегетарианцам? А теперь у нас три лицензии на троих, даже две, ведь Джеймс свою точно потратит... кстати, ты ему звонила?
- Не успела, - призналась рыжая, глядя прямо в темно-красные глаза. - И не смотри на меня как Аро на преступника. Не моя вина, что нас постепенно переводят на консерванты в пакетиках.
- Так звони, - он раздраженно сплюнул, перегнувшись через перила. - Я пошел к складу, и не забудь, - пригнулся совсем близко к свободному уху женщины - у другого стрекотала, набирая номер, старенькая трубка, - нужно взять еще кое-что. Для нас.
О да, конечно. Она кивнула, мол, не волнуйся.
- Привет, дорогая, - как всегда после удачной охоты, Джеймс говорил несколько иначе. На полтона громче, чуть мягче, даже его глуховатый голос становился звучным и глубоким. Виктория улыбнулась - она бы убивала трижды в ночь, лишь бы почаще слышать эту метаморфозу. Жаль, что сильные мира сего так берегут смертных.
- Рада слышать тебя таким. Заказ вегетарианцев принят и обработан, осталось только забрать. Подъезжай скорее. Жду встречи, - в здании Корпорации не следовало вести слишком долгих разговоров. Особенно если ты - мелкая сошка, да еще принадлежащая к работникам только формально. В длинной беседе можно нечаянно сболтнуть лишнего, за что зацепится служба безопасности, и уж тогда жди беды. Безгрешных мертвяков не бывает, у каждого за душой достаточно мелких нарушений, и раскопав хотя бы половину из них, охранники порядка с легкостью заберут твою недоделанную жизнь.
Вампирша с улыбкой бросила взгляд на дисплей, еще не погасший после телефонного звонка, и направилась в аптеку, расположенную тремя этажами ниже. Нужно было запастись концентрированным тестостероном и еще кое-чем. Для частного пользования.

Часть 2. Запретные науки.
Квартиру они обустроили в соответствии со своими потребностями. Две небольших "личных" комнаты и совмещенный санузел особых изменений не претерпели и мало отличались от тысяч таких же комнат в таких же квартирах. Зато вот к кухне-столовой и гостиной крепкие руки вампиров приложились основательно.
Собственно, от кухни не осталось ничего, кроме двух холодильников(для запасов крови... а периодически - еще и для запрещенных товаров) да раковины. Все остальное было безжалостно ликвидировано в угоду классическому убранству лаборатории, где безраздельно царил Лоран, грозясь жестоко покарать всякого, кто "своими немытыми лапами влезет куда не надо", и порой скрываясь от друзей за глухими дверями. Разговаривать двери не мешали, да и вряд ли так уж защищали от нестерильного внешнего мира, учитывая опасное соседство лаборатории с рассадником грязи(извечная участь кустарей!), который устроили Джеймс и Виктория в бывшей гостиной. По всей комнате валялся электронный мусор, чертежи и почти готовые изделия: для Джеймса необходимость обеспечивать их маленькое предприятие необходимой техникой была не только работой, но и любимейшим хобби, и дарила почти столько же удовольствия, сколько приносит удачная охота.
Работая над особенно интересной штуковиной, он даже забывал отмахиваться от летучих мышей - любимых зверюшек вампиров на все времена, - которых стараниями Виктории в доме было около дюжины и которые летали по комнате, бурно выясняли отношения, верещали и гадили. И, не боясь мертвых хозяев, активно совали любопытные носы прямо им под руки, особенно если руки чем-то заняты.
Они же служили Лорану бессменными подопытными и источником материала для запрещенных препаратов. Помнится, его коллег очень интересовало, почему именно летучие мыши, интересовало настолько, что они как-то раз не выдержали и спросили.
- Они впадают в спячку, - хмыкнул в ответ вампир, - что, в общем, близко к нашему естественному состоянию. Кроме того, их можно держать дома, в отличие от тех же медведей. И, между прочим, опыты с этими зверьками показывают неплохой результат - во всяком случае, при добавлении вытяжки из яичек летучей мыши препараты, стимулирующие сперматогенез, увеличивают жизнеспособность и подвижность сперматозоидов процентов на пятнадцать по сравнению с рецептом, использованным мной ранее, прове...
- Заткнись!
Это самое "проверено" почему-то показалось особенно противным. Виктории сразу представилось, как гордая красавица Ирина Денали, растрепанная, полураздетая, смачно сплевывает в чашку Петри, готовит препарат - и затем с интересом рассматривает каплю густой жидкости под микроскопом... Представилось тем ярче и тем неприятнее, что от Ирины подобного можно было ожидать. Она вообще была немного с другой планеты.
Можно сказать, ребята нашли друг друга, хотя Лоран всегда в первую очередь интересовался теми отраслями науки, которые могут принести прибыль. Например, если бы стимуляторы сперматогенеза не были запрещены, не заказывались тайно и не продавались из-под полы за бешеные деньги, вряд ли он бы сейчас колдовал на кухне, вываривая из концентрированного тестостерона какой-то суперконцентрат и добавляя туда вытяжки, добытые из летучих мышек.
Бедные малыши... Виктория могла зуб дать, что мужчины, увлеченные своим делом, забудут их покормить, такое уже не раз бывало. Ну правильно, один с головой ушел в алхимию, другой в работу над переносным термостатом на батарейках, кто ж тут о мышах думать будет?.. Когда рядом хозяйка дома, конечно, есть кому думать, но на этот раз она осталась в грузовике - в квартире болтающийся почти без дела третий лишний был не особо нужен, а караулить ценный груз было необходимо. Солнечная вода, мази для местного повышения температуры тела, эндорфин в различных дозах, гормональные препараты и многое другое - все, чтобы можно было жить в глухомани, да не просто жить, а получать при этом хоть какое-то удовольствие. Приходится признать: все вампиры - вынужденные наркоманы. Ну, почти все - есть и старики, решившие, что все тлен; они не возбуждают искусственно свою иссохшую плоть, живут уединенно, вдали от мира, покидая свои подземные норы только ночью, когда голод начинает пожирать их внутренности, чтобы поохотиться на крыс. Возможно, в этой мучительной аскезе и есть какой-то смысл... Двухсотлетняя Виктория до сих пор не могла понять, какой. Да и не стремилась, честно говоря.
Запищали электронные часы, оповещая, что кончились сутки с последней обработки; вампирша не дергалась - грядущий день она собиралась безвылазно провести в кузове, наглухо закрытом от солнечных лучей. С другой стороны, выезжать они договорились в пять утра - а циферблат ехидно показывал полночь...
Ночное дежурство проходило без происшествий, позволяя упырихе спокойно убивать время за постройкой карточной крепости на полу между ящиков; она все еще надеялась побить свой рекорд в полторы сотни карт. И, наверное, побила бы... если бы на сто первой ее рука не дрогнула, и потрепанные картонные прямоугольнички не разлетелись бы по всему кузову. Пришлось лезть собирать.
Чуть сдвинув ящики, она обнаружила смятый клочок бумаги - и откуда он тут взялся, ведь три дня назад, приводя машину в порядок, Виктория совершенно точно выкинула весь мусор, - подняла и внимательно осмотрела. Уголок бумажки топорщился, позволяя прочесть: "Признаться, я удивлен, что... о программе фертилизации..."
Похоже, адресовано Лорану - подчеркнуто вежливое начало, да и само по себе бумажное письмо, ведь подпольные ученые не доверяют электронной почте... скорее всего, выпало у него из кармана при погрузке. Но... он же всегда считал идеи возвращения вампиршам способности к зачатию бредовыми... или просто для нее сведения собирает? Дрожащими пальцами женщина развернула листок:

"Признаться, я удивлен, что вас интересует именно этот вопрос. Но если вы хотите знать мое мнение о программе фертилизации, скажу прямо - это полная чушь. Несмотря на расхождения наших теорий в мелочах(я все еще считаю взгляды летаргического направления гротескно преувеличенными), думаю, в главном мы с вами сойдемся - нет и не может быть средств, способных поддерживать женский организм в, так сказать, боевой готовности на протяжении всего периода овуляции, в момент оплодотворения и во время беременности до рождения ребенка; так же как нет средств, ускоряющих эти процессы до часов или минут. Полагаю, затеянный Корпорацией проект, якобы способный подарить вампирам радость отцовства и материнства - на самом деле пустышка, способ выкачивания денег из доверчивых идиотов, желающих и в смерти обрести семью; попутно они поработают подопытными крысами для тестирования модификаций уже существующих препаратов, и заметьте себе - они даже не могут отказаться от этого!
(Не спрашивайте, из каких источников мне об этом известно). Умолкаю, опасаясь написать лишнего.
С уважением и пожеланиями успехов в работе вам и вашей прекрасной коллеге,
Э.Д."

Мутная пленка, то и дело наползающая на глаза, мешала читать, буквы расползались под солеными каплями. Мокрая бумага рвалась легко и почти беззвучно.
_______________________
*Чисто физиологически вампиры могут плакать. В другом своем фанфике(тоже, кстати, про мертвеца) я объясняла, почему.

Часть 3. Кризис загробного возраста.
После того, как в кузов запихнули забитый кровью холодильник, термостат и клетки с мышами - на удивление сытыми, по-утреннему сонными и вполне довольными жизнью, - свободное место выстроилось в узкий коридорчик. Джеймс, усевшись по-турецки на полу рядом с кабиной, пытался настроить радио - в поездках старенький приемник все время барахлил; Виктория, опершись спиной о дверцу холодильника, а босыми ступнями - о стоящий напротив ящик, работала для него живым креслом. Немножко недоделанным, правда - сиденья у кресла не наблюдалось, только спинка и подлокотники, - зато на редкость функциональным...
- Ну, как сходили? - спросил механик, стараясь не поддаваться на провокации "кресла". - Присмотрела себе что-нибудь из новинок?
- Ну, кое-что интересное там появилось, конечно, только от цен тошнить начинает... - вздохнула вампирша.
- Вот потому и рассказывай, что от цен тошнит, - свою продукцию Корпорация продавала по баснословным ценам, воистину на вес золота. Многим оставалось только пожирать новинки глазами да облизываться в течение многих десятилетий, дожидаясь, пока цены не упадут хотя бы до "очень высоких".
- Ну, если так интересно... - томно протянула женщина, понижая голос почти до шепота, - появился новый препарат местного действия, вызывающий сокращение гладкой мускулатуры; что характерно, спазм появляется не сразу, а в ответ на длительное периодическое равномерное давление на обработанную поверхность...
- Звучит-то как, а, - Джеймс оторвался от своей работы, рискуя свернуть себе шею, развернулся, чтобы видеть лицо любовницы. - Прям как попробовал...
Из кабины донеслось выразительное покашливание и стук. Как ни прячься, а друг-вампир всегда услышит тебя за условной стенкой - впрочем, с обостренным слухом почти все стены условные... И напомнит о себе, если вы со своими нежностями слишком уж забываетесь или просто действуете ему на нервы. Механик, разочарованно вздохнув, вернулся к работе. Он свое получит, хоть и не сейчас. А приемник все-таки надо настроить, дневные трансляции еженедельных "Вольтерских новостей" повторяют не всегда. Нарочно, паразиты, все самое интересное и важное крутят днем - еще одна мотивация переходить на дневной образ жизни...
Вдруг руки его разжались, голова безвольно упала на грудь, тело обмякло, точно у тряпичной куклы.
Виктория стукнула по стене пару раз:
- Ничего мы сегодня не послушаем, он отключился. А я в нашего старичка не полезу, - из кабины донеслось нецензурное слово, с досадой, но беззлобно.
Вампиры не спят... ну, то есть, не спят в привычном для человека смысле этого слова. Но для нормального функционирования их нервная система тоже нуждается в отдыхе, иначе они все поголовно сходили бы с ума от перегрузок. Печально известный пример единственной истинной неспящей, погибшей в 1978 году, был достаточно страшен и вполне доказывал необходимость сна...
Нет, такая судьба упырям точно не грозила. Если соблюдать ритуалы, укладываясь с утра в уютный ящик и наслаждаясь приятным полусонным состоянием, то вообще беспокоиться не о чем. Современная жизнь диктовала свои условия, необходимость многосуточных бдений - и многие отказывались от привычного ритма... так в жизни неупокоенных появилось новое понятие: "отключка".
Организм лишали отдыха на трое, пятеро, семеро суток - и в какой-то момент мозг просто выключался, как будто невидимую вилку из розетки выдергивали. Кому-то везло, и они просто каменели на полуслове, словно переживая трупное окоченение; другие валились на пол, как мешки с картошкой. И могли провести в таком состоянии час, день, неделю - в зависимости от того, как повезет, как давно были охота и последняя отключка, - нечувствительные к любым попыткам разбудить. А после как ни в чем ни бывало возвращались к прерванному делу.
Джеймс отключался сравнительно часто, но, как правило, ненадолго, не более суток. Обидно, что это случилось сейчас, - полезно быть в курсе событий, - но, наверное, ночью будет повтор, или, в крайнем случае, можно послушать у веганов; Карлайл так точно каждый выпуск записывает...
Все равно до хорошего приемника ехать и ехать. Часов тридцать, и это если обойдется без проблем с новыми патрульными. До ближайшей же остановки семь часов, как гласит выверенная за много лет схема; делать ничего не хотелось, и, поудобнее уложив безжизненное тело вдоль прохода, упыриха свернулась калачиком и предалась невеселым раздумьям.
...Не так давно у них прошел период, который многие умники называют "кризисом загробного возраста". Такое случается у пар, живущих вместе более ста лет: можно очень долго старательно не замечать неприятные черты своей половинки, не придавать значения раздражающим мелочам, но рано или поздно происходит взрыв. И спокойные, почти идеальные со стороны отношения превращаются в ругань взахлеб по каждому пустяку; скандал способен спровоцировать даже случайный жест. И длиться эта война может месяцами, пока не выгорит вся накопившаяся злость. Некоторые пары впоследствии приходят в норму, хотя осадок, конечно, рассасывается не сразу; чей-то союз даже укрепляется и переживает еще не одну бурю, но таких единицы. Большинство разбегается, не успев отойти от потрясений первого же кризиса. В какой-то момент Виктории показалось, что так случится и с ними.
И она совершила ошибку, типичную для многих женщин, - что мертвых, что живых, - стремящихся спасти свой брак любыми способами. Люди в таком случае просто перестают предохраняться, вампирше же пришлось отстоять многочасовую очередь желающих записаться добровольцами на только-только открывшуюся тогда программу фертилизации... кого там только не было, от счастливых молодых парочек и воспылавших надеждой стариков до одиночек, желающих познакомиться хотя бы таким извращенным способом. "Мы рассмотрим ваше заявление в течение года и решим, подходите ли вы для нашего проекта," - протянул мужчина с манерами откормленного кота. - "Ждите уведомления."
Джеймс об этом не знал. Лоран был в курсе - правда, узнал обо всем уже постфактум, - и злился. До сих пор, хотя прошел почти год с совершенной ею глупости, и месяцев семь как мышки не прятались по углам, напуганные очередным скандалом на пустом месте. Злился молча, делая вид, что ничего не происходит. Он никогда не повторял однажды сказанное, а в тот вечер наговорил более чем достаточно. У Виктории даже аргументов тогда не нашлось, кроме "откуда тебе знать, может, Ирина поступила бы так же, если б вы виделись чаще раза в год? Она ведь тоже женщина, и тоже могла прийти в отчаяние! Ее ты бы так же отчитывал?!"
Вампир резко выпрямился, сжав кулаки, - еще немного, и ударил бы. Но сдержался и ответил подчеркнуто тихо:
- Женщина всегда должна помнить, что с ней рядом мужчина, и не принимать столь важных решений через его голову. Надеюсь, Ирина это понимает.
Лучше бы ударил.
Более к этой теме не возвращались, делая вид, что ничего и не было; тем удивительнее было вчера обнаружить клочок бумаги в машине. Рыжая тихонько поскреблась в стену.
- Чего тебе?
- Кто такой Э.Д.?
- Чувак, за связь с которым могут убить, - бесстрастно ответили из кабины. - Поверь, ты не хочешь знать больше.
- Не хочу, - легко согласилась вампирша. И тихо-тихо, одними губами, прошептала: - Спасибо.
Водитель не услышал. Или сделал вид, что не услышал.

Часть 4. Защита от солнца.
Их обычным пристанищем была захолустная придорожная гостиница в двадцати двух часах от дома Калленов. Обычно, оставив кого-то из парней в машине, Виктория сопровождала второго(или кто-нибудь из них сопровождал ее, это уж как получалось), чтобы снять комнату, не вызывая лишних вопросов. Ну в самом деле, если молодая пара снимает номер на час, кого это удивит? Молодожены, тайные любовники, проститутка с клиентом - кому какая, в сущности, разница, цель визита понятна и потому не вызывает подозрений. А вот одинокий человек, приехав глубокой ночью, скорее, заплатит за сутки, чтобы отоспаться как следует с дороги; никакого резона поступать иначе у него нет. Женщине же вообще опасно светиться в подобном месте без сопровождающего - вдруг кто-нибудь из постояльцев с пьяных глаз попробует попытать счастья? Допустим, вампирша могла бы размозжить незадачливому Ромео детородные органы, но... кому нужен лишний шум?
Сегодня обеспечить привычную легенду оказалось некому - Джеймс до сих пор не пришел в себя, Лоран остался сторожить товар. Значит, о том, чтобы проникнуть в гостиницу законным порядком, можно было сразу забыть.
Упыриха медленно двигалась вдоль здания, рассматривая окна второго этажа, где располагались номера: вон там горит свет, можно даже не пытаться; это окно темное, открыто настежь - было бы идеально, только в свободных номерах окна никогда не открывают; вот эти три - можно попробовать... а, нет, с этим, крайним справа, не выйдет - прислушавшись, женщина различила доносящиеся из комнаты вздохи и стоны. С остальными сложнее - если там кто и есть, за общим шумом гостиницы ничего не слышно, придется лезть на карниз и заглядывать... а ширина карниза, между прочим, сантиметров пять. В четырех метрах над землей! Виктория готова была завыть в голос: она ужасно боялась высоты.
Но работа есть работа: без солнечной воды ни за что не выдержать день за рулем. А другого места, чтобы безопасно обработаться, на дороге нет. Мелькнула дикая мысль изобразить жертву обстоятельств, авось кто из персонала сжалится и разрешит отмокнуть в служебном помещении... только, черт возьми, тогда ее точно здесь запомнят. И, между прочим, одежду придется основательно порвать и повалять в грязи, чтобы соответствовать роли. Упыриха поежилась и провела обеими руками по меховой накидке, единственной красивой вещи, которая у нее была. Нет уж, коли весь твой гардероб умещается в средних размеров полиэтиленовом мешке, не следует так легкомысленно им разбрасываться... ничего не поделаешь, придется лезть.
И не думать о том, что водосточной трубе самое меньшее лет тридцать, и вряд ли она выдержит вес человеческого тела. И не смотреть вниз... иначе руки разожмутся сами собой, а падать с высоты вампиру иной раз даже страшнее, чем человеку - люди, если их размазало в лепешку, хотя бы не чувствуют адской боли, пытаясь собрать все, как было. А Виктории приходилось.*
Уже доползя до карниза, она с трудом отцепилась от железки; чуть не запаниковала, шаря по стене, не в силах найти годную опору для рук; не сразу смогла схватиться за край ближайшего окна. И, медленно продвигаясь вдоль ряда окон, заглядывая в комнаты, чувствовала себя все хуже и хуже: напрасно залезла, все два десятка номеров заняты; пальцы дрожали и почти скользили по кирпичам, держаться становилось все труднее. Черт с ним со всем, думала вампирша, заглядывая в распахнутое окно. Вот спит тут симпатичный старикашка - он и не проснется, а идти дальше нет сил.
Старик действительно не проснулся, когда легкая тень проскользнула от окна в ванную, даже движения воздуха не почувствовал. Не встревожился во сне от щелчка задвижки, не услышал шороха сбрасываемой одежды. Упыриха с облегчением повернула вентиль и подставила под горячую струю сложенные ковшиком руки; вода, набираясь, стекала по ее телу почти беззвучно.
Тонкая рука змеей метнулась к вороху одежды на полу. В потайном кармане - флакончик из непробиваемого стекла, наполненный прозрачной золотистой жидкостью. Всего десять миллилитров к двумстам литрам воды - и все-таки немедленно началось неприятное жжение, верный признак действия препарата. Виктория бросила взгляд на электронные часы-таймер - 23:15, - установила сигнал на четверть первого и погрузилась под воду с головой. Часы пришлось оставить на бортике: на водонепроницаемые не хватило денег в свое время; осталось проследить, чтобы противный писк не разбудил постояльца.
Час обработки позволял на протяжении суток спокойно разгуливать под солнцем. Волшебный эликсир въедался в кожу, в спящие железы, а под теплыми лучами выступал на поверхность и неведомым образом превращался в слизь, мерзкую, но полностью отражающую свет; ни один квант через этот заслон не пробивался, и неупокоенные могли не опасаться мучительной гибели. Правда, блестела слизь так, что поневоле привлекала внимание любопытных, поэтому без крайней необходимости по солнцепеку никто не разгуливал.
Четырнадцать минут первого - да ладно, достаточно; одна рука отключает таймер, другая выдергивает затычку. И все прошло бы хорошо...
...если бы старость не погнала человека в уборную среди ночи. За шумом уходящей воды чуткие уши расслышали возню и нетвердые шаги. "Ччерт возьми!"
Одежду в охапку, отпереть дверь, юркнуть под ванну, группируясь в какой-то совершенно немыслимой позе, пока старикан дошлепает до двери - будь она человеком, заработала бы себе множественные растяжения. Или скончалась бы от передоза адреналина, не успев совершить чудеса акробатики. Адреналин, впрочем, и так выделялся - и, за неимением лучшей точки приложения, бил по мозгам; сухие морщинистые ноги в пушистых оранжевых тапочках казались то вкуснейшим лакомством, то осиновыми кольями.
Съесть бы его по-хорошему и свалить, но - две лицензии на троих. Обе в машине. А машина километра за полтора, значит, карточка не сработает, значит, убийство не будет зарегистрировано. А это уже грозит неприятностями со стороны добросовестной службы правопорядка... "В холодильнике пакеты с кровью. Невкусной, зато разрешенной к употреблению. Придешь - сразу умнешь штуки три, нет, пять," - гасила Виктория внезапно вспыхнувшую жажду крови, а оранжевые тапки, никуда не торопясь, дошаркали до раковины и с чувством собственного достоинства принялись мыть руки. "Десять пакетов... а, к черту, дюжину... Оранжевые Тапки, вали уже!!!"
Наконец, по-видимому, совершив полный туалет, старикашка удалился и снова улегся; выждав минут десять, упыриха быстро оделась и тихо-тихо, по стеночке, боясь лишний раз вдохнуть вкусный человеческий запах, прокралась к окну. Зажмурившись и чуть не перекрестившись, спрыгнула с подоконника. Почувствовав под руками и коленями твердую землю, с трудом удержалась, чтобы не прочесть молитву... блин, молящийся вампир,** рассказать кому - засмеют. И вообще, ей пора - полчаса потеряла с этими заморочками. Виктория тряхнула головой и, вытерев саднящие перепачканные землей ладони о ствол ближайшего дерева, быстро пошла к машине.
____________
*Неканон. Помню. Но концепт твердой, как мрамор, кожи настолько нефизиологичен, что выносит мне мозг. Имея подобную кожу, уважаемые упыри передвигались бы, как средневековые рыцари в полном доспехе для верховой езды(ну, этом, который враскоряку) - с помощью специальных механизмов и такой-то матери.
**Дважды неканон. Я вконец испорчена книгой Р.Мэтисона, посему кое в чем придерживаюсь его взглядов.

Часть 5. Страхи.
Вернувшись, она за десяток метров услышала приглушенный разговор в кузове:
- То есть, по сути, вы делитесь на тех, кто хочет стать человеком, и тех, кто этого боится.
- Ну да. Знаешь, не улыбается как-то состариться за месяц на все имеющиеся три сотни. Причем заметь, все летаргисты из наших, тогда как среди инфекционистов и люди попадаются; тот же Легенда, например.
- Вот не надо только этого психа поминать, ладно? - Джеймс закатил глаза. - Большего бреда, чем его "Надежда на чистилище", читать не приходилось.
- Не скажи. Зато он вполне понятно объяснил и доказал психологическую природу страха перед распятием и святой водой; логично, в принципе, это, в конце концов, не адский камень*, чье действие основано на физико-химических свойствах... кстати, привет, - ученый кивнул Виктории. - Все прошло без осложнений?
- Как видишь. Только жрать хочу, - она выхватила из холодильника первый попавшийся пакет и с наслаждением его прокусила.
Кровь. С этим вкусом ничто не сравнится. Ничто не может его испортить - ни консерванты, ни микробы, вообще никакая дрянь. Крооовь...
- Веганы - идиоты, - прокомментировала вампирша, разглядывая вылизанные ошметки пластика и высосанные дочиста трубки.
И вдруг почувствовала нечто. Нечто такое, от чего волосы встали дыбом.
- Закройте дверь и держитесь! - крикнув через плечо, выскочила, бросилась к кабине, до упора вдавила в пол педаль газа.
Тяжелый кузов так и норовил залезть на встречную полосу, опасно кренился на поворотах, кажется, даже снес с налету ограждение. Только бы не авария, только бы не сверзиться, билось в голове, не то пропадем ни за грош... Виктория гнала и гнала по пустынной ночной дороге, а за стенкой бесновались перепуганные мыши, разбивая напряженное молчание.
Часы беззвучно отмеряли шаги времени; появились редкие машины, небо на востоке потихоньку светлело, наливалось красным, по небу прошли первые золотые отблески солнца. И вдруг нечто, чем бы оно ни было, исчезло так же внезапно, как появилось; острое чувство опасности, сравнимое с дулом у виска, сменилось привычным и почти незаметным - наверное, что-то подобное чувствуют работники АЭС, отделенные от своей смерти слоями свинца.
Между ней и костром, в который могло бы превратиться ее тело под лучами солнца, стоят капельки прозрачной слизи, искрящиеся, как бриллианты. Они отвратительны, как ползающие по коже улитки, и воняют резиной, но лучше так, чем сгорать заживо. Виктория представляла, каково это, она почти попробовала.
Боль тисками сдавливает череп, растягивает и перекручивает мышцы, в сердце как будто нож втыкается. Нечем дышать, а жалкие попытки откашляться ничего не дают, только кровь хлещет из горла; вскоре начинается рвота. Горят глаза, горит лицо, не дотронуться. Все меньше и меньше остается воздуха, все вокруг сначала отвратительно-яркое, а затем постепенно угасает...*
- Что случилось? Эй, ты нас вообще слышишь?
- Виктория, чтоб тебя! Отвечай, не то... - Джеймс был слишком взволнован, чтобы озвучить хоть одну угрозу; в запале он саданул ладонью по несчастной перегородке так, что по всему грузовику звон пошел.
- Спокойно, ребята, - вампирша набрала в грудь воздуха и с силой выдохнула. - Не надо ломать машинку. Я не знаю, что это было, но оно ушло.
- Что это могло быть, как по-твоему? На что похоже?
- Да не знаю я!! - и добавила почти спокойно: - Правда. Никогда раньше не чувствовала ничего подобного. Оно было по меньшей мере таким же быстрым, как грузовик, иначе не пришлось бы ехать на полной скорости; и оно было... даже не знаю, как сказать... оно как будто охотилось за нами.
- Почему тогда не охотится до сих пор?
- Лоран, если уж ты открыл рот, так расскажи что-нибудь, лучше веселое. Я ведь сказала, что не знаю.
Если его не затыкать, душу вынет своими расспросами, исследователь, черт его дери. Механик верно понял состояние своей подруги и даже сам подкинул тему:
- Расскажи, например, как проходят ваши собрания. Никого из коллег-людей сожрать не тянет?
- Спроси лучше, как я вообще на них сижу, а не убегаю, сверкая пятками, - вампир, кажется, сам понял, что перегнул палку. - Агенты Вольтури неплохо постарались,* и многие даже поверили в нашу так называемую неуязвимость, но этих ребят на мякине не проведешь. Представьте себе, - постепенно увлекаясь, рассказывал он, - все люди вооружены до зубов: осиновые колья на поясе, в кобурах - огнестрел всех видов с серебряными пулями, за спинами если не ружья, так арбалеты всевозможных конструкций, заряженные осиновыми болтами, спасибо хоть, на предохранителях. Мало того, они все жрут чеснок! До собраний, на собраниях почти непрерывно жуют чеснок! Женщины дошли до того, что вплетают цветы дикого чеснока себе в волосы; лично меня уже через пару минут такого соседства начинает одолевать чесотка. О серебре и говорить нечего, как минимум одна побрякушка вроде кастета есть у каждого. А еще - узнаю, кто проговорился, убью тварь, - просочилась информация, что мы, дескать, боимся полыни - и как вы думаете, что?
- Появился абсент?
- На неофициальной части, думаю, и так был; я до нее не досиживал ни разу. Нет, они же не хотят лыка не вязать во время своих выступлений, поэтому глушат полынный чай... - рассказ прервался взрывом хохота. Люди-люди-люди, и что только не придумают...
Воистину, лучший способ избавиться от страха смерти - от души над ней посмеяться.

________________
*Нитрат серебра.
**Первично-легочная форма чумы. Перечислены далеко не все симптомы, только самые яркие.
***Реверанс понятно в чей адрес )))

Часть 6. Деньги не пахнут.
Волчий патруль, подкарауливший их в паре миль от Форкса, представлял собой странное зрелище - несколько парней в одних только шортах, выстроившихся в шеренгу поперек дороги. Периодически робингудам приходилось иметь дело с волками из местной стаи, да и в прошлом году они снова появились после долгого перерыва... но, кажется, в тот раз их было меньше. Или нет?
Вожак поднял руку, призывая грузовик остановиться, и Виктория почувствовала сильное желание "случайно" перепутать педали тормоза и газа. Но сдержалась и послушно затормозила.
- Имя, номер, организация, цель визита? - хмуро осведомился вожак.
- С прошлого года не поменялись. Виктория, регистрационный номер 11517, независимое курьерское объединение, в данный момент представляю "Ви-мед". Цель - поставка медикаментов, возможная продолжительность визита - не более суток.
"По-хорошему, ночь, - пронеслось в голове, - да только ж вы, пока всю кровь не выпьете, не отпустите".
Проявления взаимной неприязни вампиров и оборотней уже давно приобрели иной характер, чем в прежние времена. Тогда чужаку, сунувшемуся на занятую территорию, сразу отрывали голову, теперь же все чаще предпочитали измываться друг над другом при помощи тысяч бумажек, всевозможных проверок, досмотров и прочего, на что только фантазии хватало.
- Документы в порядке? - она протянула папку в два пальца толщиной. Сейчас будут проверять как минимум полтора часа, даже отпечатанные листки просматривая так, будто в них ни слова не разобрать, потом пойдут составлять опись товара, двигаясь медленно-медленно, как сонные мухи... зная, как важно для вампиров время, нарочно его тянут как могут. И самое обидное, пока они рядом, нельзя даже проворчать что-нибудь вроде "волки позорные", а ведь хочется, прямо десны чешутся! Но если скажешь - еще часа два будут нервы мотать...
Ночное происшествие позволило курьерам сэкономить пару часов, и они уж было размечтались, как, побыстрее разгрузившись, обработавшись и послушав пропущенные новости(а может, просто забрав кассету), сразу двинут к Денали... кажется, теперь об этом можно забыть.
- По-хорошему, запретить бы вам въезд после всего, что вы тут в прошлом году устраивали, - выдал Сэм, наконец, ознакомившись с содержимым папки. - Или просто головы поотрывать, юмористы, блин... Ваш розыгрыш чуть девушке жизни не стоил, я уж молчу про невинно съеденных...
- Сэм!
- Да ладно, все жить хотят, - проворчал подросток. - Пропустим, так уж и быть... за десять тысяч.
- Каждому, - добавил парень, стоявший рядом; его точно в тот раз не было. - А за Беллу - еще двадцать.
То есть, семьдесят тысяч... вампиры ответили дружным стоном.
- Если вас что-то не устраивает, выйдите и скажите, комары-переростки! - продолжал издеваться индеец; солнце, клонившееся к закату, ярко освещало его мускулистую спину.
- Ребята, давайте обойдемся без насилия, хорошо? - очень тихо попросила вампирша. - Вы же знаете, что нет у нас таких денег, и не будет, если мы не продадим товар. И, честное слово, нам меньше всего нужны проблемы. Мы же извинились в прошлый раз... - "К тому же, насчет розыгрыша - что-то сомневаюсь, что ты не видел договора. А мы ведь ни единого пункта не нарушили, и попробуй поспорь, я лично составляла текст."
- Хорошо, двадцать пять.
- Пятнадцать, имейте совесть.
- Пятнадцать, - вожак сверкнул глазами, намекая, что дальше торговаться не стоит, - и досмотр.
Двое парней резво побежали к кузову.
- Как же быстро вас власть испортила, - закатила глаза Виктория, - второй год знакомы, а ты уже взятку требуешь... эх, молодежь, что из вас вырастет...
- Я тоже жить хочу, - меланхолично отозвался Сэм, - у меня, между прочим, свадьба скоро.
- А как же принципы? Брать грязные деньги у живых трупов не брезгуешь?
- Тебе рассуждать о принципах - дурной тон. Вы-то девушку тоже, поди, не из большой любви к Каллену погрызли? Не из большой, - оборотень закурил, делая вид, что не замечает, как его собеседница старательно отворачивается. - Вам на его проблемы с влюбленными девицами чихать хотелось, а просто он вас нанял, чтоб ее припугнуть и от себя отвадить, ну вы и устроили балаган с нанесением тяжких телесных... Говорю же, по-хорошему, головы бы и вам поотрывать, и ему, как заказчику, за причинение вреда человеку на заповедной территории - ведь знали же, что право имеем... - вот насчет заповедности женщина сильно сомневалась, ибо не так давно власти решили усложнить жизнь и оборотням, и простым кровососам, снизив устанавливаемый срок заповедности до двадцати пяти лет и убив тем самым двух зайцев: не знающие о постановлении волки будут убивать охотящихся вампиров на своих землях, думая, что имеют на то полное право, - так будет проводиться "чистка" неупокоенного населения, а те звери, кто привык быть в курсе событий, станут вдвое чаще маяться с бумагами на подтверждение неприкосновенности и изведут на этом вдвое больше времени и нервов.
- ...а ты еще мне мораль читаешь. Деньги не пахнут, знаешь ли.
Следующие несколько часов они провели в молчании - говорить было не о чем, обмениваться колкостями - просто опасно. Сэм курил, облокотившись на дверь машины, уже позеленел и кашлял через каждую затяжку, а все курил. Из кузова доносились редкие комментарии смотрителей, писк животных, а через некоторое время - скрип открываемых дверец и довольное чавканье вместе с запахом сырого фарша; волки старались не дышать глубоко и глотали слюну.
Проверка закончилась лишь за час до полуночи - и упыри, вздохнув с облегчением, рванули к Калленам слезно молить об убежище на день.
Вообще, отношения у робингудов с этой семьей были достаточно хорошие, чтобы не ждать отказа - делить им было нечего, курьеры приезжали-уезжали и на чужой территории вели себя исключительно прилично, входили в положение и разрешали иногда расплатиться натурой, то бишь изделиями из кожи и меха, если с деньгами у вегетарианцев бывало совсем туго. Каллены, в свою очередь, не отказывали бродягам в приюте, а периодически даже донорской кровью снабжали(Карлайл порой обчищал фонд больницы), делились последними новостями и подбрасывали подработки. Так, Эдвард, пытаясь отделаться от влюбившейся в него человечки, уже заказывал спектакль "Все вампиры чудовища", а теперь еще и стимуляторы запрещенные ему понадобились...
...Однако сегодня гостям были явно не рады.
- Вы слышали "Вольтерские новости"? - вместо приветствия осведомился глава семьи, измученный и пропахший насквозь сигаретным дымом.
- Да нет, приемник барахлил, у тебя хотели послушать; а что?
- Ясно... - Карлайл тяжко вздохнул. - Тогда разгружайтесь поскорее; последний выпуск крайне замечателен.

Часть 7. Дурные вести.
По-видимому, они пропустили нечто действительно очень важное - даже Эмметт, обычно вдоволь хохмивший над "секс-шопом на колесиках", в этот раз хмуро отмалчивался; Джаспер и вовсе был мрачнее тучи, а Эдвард... Эдвард, обмотавший голову фольгой(в последнее время он довольно часто так делал, отдыхая от чужих мыслей), почему-то здорово нервничал - и почти сразу утянул Лорана в сторонку.
- ...слушай, я все понимаю, но... я изменил решение.
- Три четверти от оговоренного, - невозмутимо заявил негр.
- С какой стати мне платить за некупленный товар?
- Каллен, тебя что, вчера обратили? Ты меня не предупредил о том, что препарат тебе не нужен, - и давай без оправданий, со мной можно связаться через ребят, - мне пришлось из собственного кармана платить за материалы и тратить время на твой заказ...
- Я изменил решение, когда вы были уже в дороге, какой смысл был предупреждать?
- А это уже не мои проблемы. И кстати, аванс кто-то тоже не платил... Так что три четверти и расписка - и я к тебе никаких претензий иметь не буду.
- Эй, если пойдете заполнять бумаги, за доставку тоже распишитесь! - Виктория настаивала, чтобы каждая сделка, даже незаконная, скреплялась на бумаге, мало ли, с кем дело иметь придется и кто на тебя наедет... Взять прошлогодний случай - да оборотни порвали бы курьеров на сотню маленьких вампирят, не будь бумажки, где детально расписывалось все, вплоть до объема наносимых повреждений и указания, что в операции используются накладные челюсти во избежание случайного обращения. И таких случаев было не два и даже не семьдесят... "Незаконные" договоры хранились отдельно, чтоб не перепутать.
- Пираньи вы, ребята, - проворчал Джаспер, принимая очередной ящик. - Эд и так на нервах, а вы все о своем.
- Из-за той девицы? Или, - ищейка понизил голос, - из-за новостей?
- Все вместе. Она, понимаете ли, совсем с цепи сорвалась - сделай да сделай меня вампиром, возьми в семью, других разговоров нет, - Уитлок сплюнул. - А что Карлайл и так работает на износ, чтобы нас всех обеспечивать между сезонными распродажами, нашу красотку как бы не волнует. На кой нам сдалась новорожденная с почти детской внешностью, даже без школьного аттестата, мало что знающая и умеющая, тоже вопрос не возник. Допустим, научить обрабатывать и шить мех с кожей можно кого угодно, только пока из рук Беллы выйдет мало-мальски годная куртка, не один месяц пройдет, по себе знаю. Ну, Эд и подумал грешным делом, может, стоит ребеночка ей состряпать? Мать в родах умрет, ребенок тоже вряд ли задержится; с другой стороны, все как бы законно, мы никого не кусали. А тут последние известия...
- ...и мы вдруг подумали, а если малыш выживет? Не душить же в колыбели. А неприятностей из-за него мы можем огрести знатно, - включился Эмметт.
- Новости как-то связаны с бессмертными детьми?
- Хуже. Карлайл хотел, чтобы вы это сами прослушали и высказали свои мысли, - Джеймс и Виктория не очень представляли, что может быть хуже милейшего создания, сжирающего целые деревни и оставляющего многих без еды. Да и не хотели представлять, но, видимо, придется... Каллены просто так панику разводить не начинают, это точно.
И тем страшнее было расспрашивать дальше, пытаясь вытянуть подробности, и тем меньше хотелось слышать ответы, и тем тяжелее было на сердце. И дом, обычно спокойно-приветливо встречающий всех гостей, показался холодным и мрачным.
Свет не зажигали. Расположились в гостиной, пропитанной сигаретным дымом. Курение распространено среди вампиров - помогает симулировать дыхание, снимает стресс; кажется, все члены небольшого клана пытались таким образом успокоиться, дым хоть ножом режь.
Глава семьи, сидевший к магнитофону ближе всех, нажал кнопку воспроизведения; послышались звуки органа (даже в заставке еженедельника не удержались от пафоса), затем голос диктора:
- За разглашение существования вампиров сегодня была казнена шестидесятилетняя Мэгги О'Брайен, - Элис, не сдержавшись, тихо всхлипнула. - Мисс О'Брайен состояла в ирландском клане, не имела постоянной работы, периодически участвовала в представлениях различных танцевальных коллективов. Последнее ее выступление на открытой площадке проходило при солнечной погоде, что привело к раскрытию ее природы; на допросе О'Брайен призналась, что была осведомлена о погодных условиях, более того, не впервые выступала на открытых площадках. Таким образом, раскрытие ею тайны можно считать умышленным.
Элис тихонько плакала, уткнувшись в плечо названной сестре, а диктор меж тем перешел к другим новостям:
- Европу и Соединенные Штаты захлестнула волна обращений; согласно последнему отчету мистера Б., количество вампиров на сегодняшний день составляет четыре с половиной процента от всего населения земного шара. Примечательно также, что только каждое пятое обращение происходит в Европе; Аро Вольтури предполагает, что, если численность вампирской расы и далее будет бесконтрольно увеличиваться, придется ужесточить санкции за обращение... - еще один щелчок, и хорошо поставленный голос умолк. С минуту все молчали, слышались лишь всхлипывания маленькой вампирши.
Призрак Мэгги О'Брайен, казалось, завис в середине комнаты - так, чтобы ее видел каждый. Она стояла перед глазами, такая тоненькая, хрупкая, с водопадом пышных темных волос, вся увитая нитками прозрачных стеклянных бус, сверкающих на солнце. И сама вся сверкала от солнечной воды... Как много народу, должно быть, приходило на ее выступления. И ведь никому не было дела, с чего вдруг солистка так блестит - списывали на грим, на стразы, на костюм, особенности освещения... кому вообще пришло бы в голову думать о кровожадных упырях, глядя на нее?!
- Рехнуться можно, - медленно произнес Лоран. - Это что же получается - девчонку казнили только за то, что у нее есть мозги и желание заработать?
- Думаю, все сложнее, - как тяжело это говорить. И каким чужим кажется собственный голос. - Посмотри, после сообщения о ее казни сразу дали статистику. Нас еще в прошлом году было всего три процента, а теперь - четыре с половиной... Вольтури изящно намекают, что при необходимости начнут высасывать смертные приговоры из пальца, я права?
Отец семейства кивнул:
- Уже начали. Не знаю, обратили ли вы внимание, но за две недели это седьмая казнь. И не скажу, что там были какие-то ужасные преступления; в основном умирают хитрюги вроде вас, без обид. На той неделе был убит мой друг - за мошенничество, которое, по идее, и на десять лет тюрьмы не тянуло бы.
- Алистер, перефасовка и разбавление донорской крови? - глухо спросил Джеймс. И, получив в ответ кивок, тихонько вздохнул: - Славный был парень...
- И это еще не все, - робингуды переглянулись: что еще могло произойти, что хуже этого? - У Элис было видение.
Девушка так разволновалась, что не могла говорить; должно быть, погибшая Мэгги была ей очень дорога... Все еще всхлипывая, она смогла только выдавить:
- Д-де... дегра...
Викторию затрясло, в глазах резко потемнело - она поняла, что, а вернее, кого учуяла ночью на дороге.
У вампиров тоже есть свои страшные сказки. Самая страшная из них - не охотники на нечисть и даже не оборотни.
Вампиры-каннибалы. Деграданты.

Часть 8. Ничего личного.
Говорят, можно деградировать, если долго жить совсем без крови. Может, если бы наступил голод, которого так боялся в своих отчетах мистер Бромли, первое лицо Корпорации, деградация настигла бы всех. Пока же был более распространен другой путь к безумию - ненависть.
Не все обращенные хотят себе недоделанной жизни вампира. Кто-то сразу выходит на солнце, избавляя себя от угрызений совести за чужие смерти; кто-то смиряется и начинает жить как все. Те, кому противен путь убийц, но умирать не хочется, пытаются выжить на животной крови. Те, кто ненавидит саму суть вампиризма, кто был обращен против своей воли, чаще всего начинают охотиться на себе подобных.
Деградант сильнее, быстрее, выносливее обычного вампира; мутируя в чудовищного человека-летучую мышь, он приобретает крылья и способность к полету вместо рук, которые уже не очень-то ему нужны. Мертвая кровь не только уродует его лицо и тело, она забирает способность мыслить, стирает память, разлагает остатки души. Из всех чувств несчастному, что когда-то был человеком, остается неутолимая жажда крови и безумная ненависть. Ему все равно, кто перед ним - хищник или вегетарианец, законопослушный гражданин или заклейменный преступник. Вампир - значит, еда.
Деграданты не нападают на людей - ну, разве что если совсем оголодают. Оборотней они тоже остерегаются - какой-никакой инстинкт самосохранения у них есть. А вот вампиру спастись от бывшего сородича в одиночку невозможно. Говорят, каннибал стоит трех обычных упырей; правда это или вымысел, проверять никому не хочется...
- Тогда, ночью... я так и не поняла, что это было. Просто была уверена, что за нами что-то очень опасное, и надо гнать, чем быстрее, тем лучше, иначе оно догонит... - успокаивающая тяжесть руки Джеймса на плече в этот раз не помогала, голос дрожал и срывался. - И оно действительно за нами охотилось. Я еще думала сперва... ну, что показалось...
- Я видела - они ужасные... - вторил ей нежный голосок Элис. - Вольтури держат их в клетках, покрытых серебром. Ну, чтобы не сбежали... Дюжины две клеток, не меньше.
- В вольтерских подземельях?
- Нет... Белая комната, маленькие окошки, за окном темное небо... в отсеке вертолета.
Повисло напряженное молчание; друг на друга смотреть избегали. Вот так просто их сбросили с вершины пищевой цепочки, из охотников превратили в объекты охоты. Теперь будут насылать этих тварей с неба.
Розали тихонько гладила сестру по голове; между ее густых бровей пролегла глубокая морщина, губы дрогнули: "за что?"
- Потрясающий цинизм, - Эдвард закурил, отойдя к окну; мог бы сидеть спокойно, свежего воздуха тут все равно не осталось. - У Вольтури и деградантов есть что-то общее - и тем, и другим на нас плевать. Только для одних мы обед, а для других - источник денег и периодически мусор, который нужно выкинуть.
- Все просто, Роуз, - подхватил Джаспер, отвечая на невысказанный вопрос красавицы. - Шаг первый - проплаченная реклама вампиров и вампирского образа жизни: мы неуязвимы, не боимся солнца, сказочно красивы и купаемся в золоте... - ("Чтоб я так жил," - буркнул Джеймс себе под нос). - Чтоб мы все так жили, и не перебивай, пожалуйста. Люди верят красивым сказкам и не верят горькой правде про чеснок и осиновые колья. Не верят - значит, не используют. Многие хотят инициироваться, нарочно ищут встречи с нашим братом; конечно же, охотиться в таких условиях не в пример легче. Но среди наших, особенно молодежи, идиотов тоже, увы, предостаточно: хотят обратить своих друзей, родных, любимых... на выходе получаем взрыв обращений и резкое увеличение численности. То есть, растет конкуренция за еду. К тому же, многие, когда, пережив свой первый год, начинают соображать, оказываются умными, сильными и опасными противниками. И вот тут-то шаг второй - наш многоуважаемый правящий клан вводит политику "око за око", за каждого младенца убивая первого попавшегося вампира, а раз и это не помогает - с легкостью переходят к чистому геноциду. Деграданты сделают всю грязную работу, снизив численность до установленных регламентом трех процентов, Вольтури частично их поубивают, частично отловят и снова посадят в клетки, чтобы при повторении ситуации снова использовать.
- Фактически, они исправляют собственный брак, - донеслось от окна. - Ничего личного. Я же говорю, потрясающий цинизм.
Губы Розали судорожно дернулись, искривились, выплевывая беззвучное "ублюдки", сжались в тонкую злую полоску.
"Снизить численность", "регламент", "проценты" - здорово, когда за этими словами не видишь лиц друзей и знакомых, не слышишь их голосов. Когда в голове не проносятся картинки с изуродованными трупами.
Небо над домом постепенно светлело - скоро рассвет; Эдвард с силой рванул плотные шторы, задергивая окно. Обычно в день перед поездкой хозяева и гости разбивались на группки, расходились по разным частям дома, но в этот раз никто не сдвинулся с места.
- До Денали тридцать три часа... - "пошло оно все, я боюсь, я никуда не поеду!!!" - бьется в голове, мешает говорить, и затертые до дыр слова выговариваются медленнее, чем обычно: - ночь-день-ночь. Тебе часам к десяти надо закончить обработку.
- Можно раньше, лесом же поедем. Солнце еще до заката за деревьями спрячется, - рука Джеймса едва заметно дрожит, но голос, как всегда, сух и приглушен.
"Самоубийцы," - скорбно изгибается рот белокурой красавицы.
- Да вы с ума сошли, - тихо, укоряюще озвучивает общую мысль мать семейства. Словно она проповедница, желающая вывести заблудших овец на путь истинный. - Кто знает, сколько деградантов на дороге... Да втроем от одного-то не отбиться...
- Втроем? - ищейка зло скалится, обнажая удлинившиеся клыки. - Мне почему-то казалось, что в этой комнате десять вампиров.

Продолжение тут.
запись создана: 19.11.2013 в 20:35

@музыка: Башня Rowan - Песнь о псах и трусах

@настроение: Как нам вставило, боже! Чтоб вам вставило тоже!

@темы: голова моя машет ушами, Ткань миров, Корпоративная этика, Daybreakers

URL
Комментарии
2013-12-06 в 22:10 

Алый Дракон
Делай как должно и будь что будет.\\Турки бывшими не бывают.
Предупреждения: OOC, периодически Обоснуй и Логика
Прекрасно :lol: :lol: Я бы добавила: фанатам Сумерек не читать))

И вообще очень славно написано. Даже персонажи заднего плана очень яркие, что уж говорить о главных?Концепция Корпорации,момент с голосом Джеймас после охоты, летучие мышки - уиии!!)) И да, мне теперь страшно любопытно, что это за персонажи других фандомов. Кое-кого я, кажется, нашла))

В общем, :peshi:

2013-12-07 в 06:19 

Гексаниэль
Демон всяческой заразы. От простуды до проказы, по отдельности и сразу. Принимаются заказы))
Алый Дракон, уип-уип!^^
Фанатам Сумерек меня читать можно. Только им не интересно будет - тему Великой Любви я раскрывать не собираюсь.
Хих.)) А кстати, кого ты нашла? Вот просто интересно... Если что - твой почти-тезка к этому отношения не имеет...
Спасибо тебе! Мне очень приятно)):sunny::buddy::sunny:

URL
2013-12-07 в 11:03 

Алый Дракон
Делай как должно и будь что будет.\\Турки бывшими не бывают.
Гексаниэль,
тему Великой Любви я раскрывать не собираюсь.
Об чем и речь. Разочаруются ведь.))

Если Винсенто тут не при чем, ставлю на рыжую, которая в самом начале мелькнула. Может быть, еще этот Э. Д., но никого, кроме Эдмона Дантеса я с такими инициалами вспомнить не могу))

Мурр))

2013-12-07 в 14:03 

Гексаниэль
Демон всяческой заразы. От простуды до проказы, по отдельности и сразу. Принимаются заказы))
Алый Дракон, хих... не, рыжик-то как раз ни при чем, просто типаж уж очень няшный, не могла не вставить. А вот Э. Д. - это Эдвард Далтон, персонаж фильма "Воины света". ))

URL
2013-12-07 в 16:14 

Алый Дракон
Делай как должно и будь что будет.\\Турки бывшими не бывают.
Гексаниэль, ага, я все-таки угадала)))

2013-12-15 в 19:13 

Ух ты, шикарно!
Хочется взять С. Майер и прочитать ей про корпорацию, при этом внимательно глядя на реакцию и спрашивая, почему ей самой не пришло в голову, что обоснуй таки НУЖЕН)))

2013-12-15 в 20:01 

Гексаниэль
Демон всяческой заразы. От простуды до проказы, по отдельности и сразу. Принимаются заказы))
Никотинамид, нну, она бы отвертелась, сказав, что не хочет плагиата - Ричард Мэтисон и братья Спириг проехались по этим темам, выжав из них все, что можно и нельзя...)) Если серьезно, то обоснуй цивилизованного вампирского существования всегда будет жестокой антиутопией, а у госпожи Майер была цель написать любовный роман. Поэтому нафиг, нафиг обоснуй! ))

URL
2013-12-22 в 15:25 

Авдотья Прасковьевна
Надо понимать всю глубину наших глубин! (ДМБ)
А мне нравится! Я бы целый роман почитала с удовольствием)

2013-12-22 в 15:41 

Гексаниэль
Демон всяческой заразы. От простуды до проказы, по отдельности и сразу. Принимаются заказы))
Авдотья Прасковьевна, я стараюся!
Не, ну на роман тут вряд ли придется рассчитывать, сомневаюсь, что меня хватит, но эту штукенцию до ума доведу...)) даешь "Сумерки" по-взрослому!

URL
2013-12-22 в 15:48 

Авдотья Прасковьевна
Надо понимать всю глубину наших глубин! (ДМБ)
Гексаниэль, Ну на миди-то точно потянет!

2013-12-22 в 15:59 

Гексаниэль
Демон всяческой заразы. От простуды до проказы, по отдельности и сразу. Принимаются заказы))
Авдотья Прасковьевна, может... На самом деле, это вообще планировалось как небольшая зарисовка, дающая обоснуй, и делилось глав на 5. Теперь я понимаю, что их, глав, будет 7-8 - флэшбеки, треп за жизнь и все такое прочее нехило тянут кота за яй... резину, но я довольно сжато обычно пишу, поэтому и главки будут мелкие. Хотя хрен его знает, "Убить дракона" вон было мини-мини, а потом хопа - и 30 страниц...
Короче, рано говорить об размере, йа еще не все сказал))

URL
   

Легенды древесной коры

главная